Хосе Ортега-и-Гассет. Человек и люди

Быть человеком - значит быть жизненной зада­чей, грозным, рискованным приключением на грани самого челове­ческого бытия. Обычно я говорю, что человек - это драма. А драма, как правило, предполагает неопределенность относительно будуще­го, когда каждый новый грядущий миг преисполнен угроз и тревог. И если тигр не может не быть тигром, не может «растигриться», то че­ловек всегда живет под угрозой утратить свою человечность. Такова печальная истина - не абстрактная и общая, а вполне конкретная и неминуемая для каждого из нас. Ибо каждый того и гляди переста­нет быть самим собой, то есть тем уникальным, единственным чело­веком, каковым он является на самом деле. Большинство ежечасно предает того «самого себя», которым оно надеется стать. По правде сказать, личность - это герой, персонаж, который так и не реализует себя полностью. Другими словами, человек - это грозная утопия, скрытая легенда, хранимая в тайниках души.

Нашу жизнь мы не даем себе сами. Неожиданно, не зная, как и почему, человек обнаруживает себя, сталкивается с тем, что он обречен нахо­диться в неизбежном, внезапно явившемся пространстве (здесь и те­перь), во власти конкретных обстоятельств. Наша жизнь не предстает перед нами в готовом виде; каждо­му суждено ее осуществить, сотворить. Жизнь, как она дана, совер­шенно пуста, и человек обречен постепенно ее заполнять, занимать. Вот суть наших жизненных дел. Ни камню, ни растению, ни животно­му ничего подобного не приходится предпринимать. И хотя че­ловеку предписана непреложная необходимость всегда что-то делать (под угрозой гибели, вырождения), но чем именно он обречен зани­маться - заранее (раз и навсегда) не предписано. Вся чудовищность мира, обстоятельств в том и состоит, что они всегда - разумеется, внутри своего горизонта - предоставляют самые разные возможно­сти. Перед этим разнообразием человеку не остается ничего иного, как выбирать, то есть реализовать свою свободу. Обстоятельства, другими словами, «здесь и теперь», в которые мы непреложно вовле­чены, не обрекают всякий раз на какое-то единственное деяние, на­против, они дают разные возможности, коварно предоставляя нас личной инициативе. А проще - ответственности. Так, собираясь на улицу, каждому приходится - рано или поздно - решать, куда напра­виться. И коль скоро решать приходится такие пустяки, то что гово­рить о более важных вещах, когда предстоит выбирать, например, профессию, карьеру? Ведь карьера - это жизненный путь, направле­ние. И здесь открывается необычайное, драматическое и пара­доксальное условие человеческого существования. Оказывается, че­ловек - единственная реальность, суть которой не просто бытие, а непреложный и окончательный его выбор.




0770307241017588.html
0770365044854869.html
    PR.RU™