Особенности расследования преступлений экстремистской направленности

Аннотация: Данная работа посвящена особенностям расследования преступлений экстремистской направленности. Тема является актуальной в связи с тем, что современный экстремизм превратился в одну из самых острых проблем, серьезно дестабилизирующую социальную обстановку. Автором выявлены основные проблемы, с которыми сталкиваются следователи при расследовании преступлений данной категории дел.

Ключевые слова: уголовный процесс, дела экстремистской направленности, заключение эксперта.

Особую сложность в правоприменительной деятельности вызывает расследование преступлений экстремистской направленности. В соответствии с характеристикой состояния преступности за январь-август 2013 года, предоставленной Генеральной Прокуратурой РФ, на территории РФ зарегистрировано 601 преступление экстремистской направленности, из которых предварительно расследовано 466 преступлений.[267]

Анализ следственной и судебной практики свидетельствует о трудностях, которые возникают при расследовании преступлений экстремистской направленности.

Первая проблема, которая возникает у следователя при расследовании преступлений экстремистской направленности, это сложность разграничения преступлений экстремистской направленности и тех же деяний, ответственность за которые предусмотрена административным законодательством. В частности речь идет об отличии преступления, предусмотренного ст. 282 УК РФ – возбуждение ненависти либо вражды, а равно унижение человеческого достоинства от массового распространения экстремистских материалов, предусмотренного статьей 20.29 КоАП РФ. Сложность отграничения этих составов отмечают большинство сотрудников правоохранительных органов. В Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 28 июня 2011 № 11 «О судебной практике по уголовным делам о преступлениях экстремистской направленности» данный вопрос разрешается только указанием на необходимость установления направленности умысла.[268] Однако, как отмечают сотрудники правоохранительных органов, установить направленность умысла лица, распространяющего указанные материалы, в данном случае крайне тяжело, что не исключает ошибок при квалификации. Это подтверждается судебной и следственной практикой.

Так, по приговору Кировского районного суда г. Омска от 22 июля 2010 г. был оправдан Д., обвинявшийся в преступлении, предусмотренном ч. 1 ст. 282 УК РФ, поскольку данный суд пришел к выводу о неустранимых сомнениях в доказанности прямого умысла и цели данного уголовно наказуемого деяния, несмотря на то, что по делу был установлен факт распространения подсудимым экстремистского материала. Судебная коллегия по уголовным делам Омского областного суда оставила данный приговор в силе, указав в кассационном определении, что ни одно из представленных органами следствия доказательств не давало оснований для вывода о виновности Д. в совершении инкриминируемого ему деяния, в том числе о наличии прямого умысла и направленности деяния на возбуждение ненависти или вражды, а равно унижение человеческого достоинства, предъявленное обвинение носит предположительный характер и основано на противоречивых заключениях и показаниях экспертов, выразивших личное, субъективное мнение каждого из них.

Следователем Следственного отдела по Ленинскому району г. Владивостока было отказано в возбуждении уголовного дела по факту совершения действий, направленных на возбуждение ненависти либо вражды, а также на унижение достоинства группы лиц по признакам национальности либо происхождения. В ходе доследственной проверки были изъяты экстремистские материалы, распространяемые среди мусульман, посещающих мечеть, однако установить направленность умысла на возбуждение ненависти либо вражды, а также унижение достоинства человека не удалось в связи с чем, по данному факту был выделен материал для решения вопроса о привлечении к административной ответственности.

При разграничении деяний, предусмотренных ст. 282 УК РФ и ст. 20.29 КоАП РФ необходимо также устанавливать круг читателей, среди которых распространялись экстремистские материалы, а также условия, при которых эти действия осуществлялись, следует назначать комплексную психолого-лингвистическую и психолого-стилистическую экспертизы.

Таким образом, ключевым источником информации при расследовании преступлений экстремистской направленности, позволяющим отграничить преступный экстремизм от непреступного, является заключение эксперта, которое ложится в основу принятия решения о возбуждении уголовного дела, а также приговора суда.[269] Однако зачастую значение экспертизы недооценивается следователями, допускаются нарушения при ее назначении и проведении, что и приводит к затруднениям, возникающим при расследовании данных составов преступлений.

Эффективность расследования преступлений экстремистской направленности во многом определяется качеством проведенной судебной экспертизы, при назначении которой большую роль играет правильная формулировка вопросов.[270] В Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 28 июня 2011 № 11 «О судебной практике по уголовным делам о преступлениях экстремистской направленности» разъясняется, что перед экспертами не могут быть поставлены вопросы о том, содержатся ли в тексте призывы к экстремистской деятельности, направлены ли информационные материалы на возбуждение ненависти или вражды. Согласно заключению комплексной судебной религиоведческой этно-политологической экспертизы от 17.12.2012 г. экспертами Федерального государственного бюджетного учреждения наук Института этнологических исследований им. Р.Г. Кузеева Уфимского научного центра Российской академии наук были даны ответы на вопросы следующего содержания: 1) содержатся ли в цикле фильмов «Игры Богов» признаки возбуждения расовой, национальной, религиозной вражды, пропаганды исключительности, превосходства, либо неполноценности граждан по национальной, социальной, расовой, религиозной или языковой принадлежности или отношения к религии? 2) содержатся ли в представленных материалах призывы к осуществлению экстремистской деятельности? В Постановлении следователя Следственного отдела по Ленинскому району г. Владивостока о назначении комплексной психолого-лингвистической экспертизы среди вопросов, поставленных перед экспертами, имеется следующий: содержатся ли в представленных на исследование материалах сведения, содержащие призывы к осуществлению экстремистской деятельности? Данные вопросы, поставленные перед экспертами, являются вопросами правовой квалификации и относятся к исключительной компетенции суда, поэтому могут быть признаны в качестве недопустимых доказательств.

Затруднения возникают при выборе экспертов или экспертного учреждения, а также проверке их компетенции и компетентности. Особенно данный вопрос приобретает актуальный характер при наличии заключений экспертов, которые содержат взаимоисключающие выводы. Так, в громком «деле Тимакова» фигурировало шесть заключений профессиональных экспертов, которые противоречили лингвистической экспертизе Института культурологи РАН РФ, однако следственные органы опирались лишь на последнюю, несмотря на то, что Уставом данного Института судебная экспертная деятельность не предусматривалась, а эксперты не имели специального образования и экспертной подготовки в области судебной лингвистической экспертизы.

Другой проблемой является оценка научной обоснованности заключения эксперта. Как правило, следователь включает выводы экспертизы в обвинительное заключение, не уделяя должного внимания проверке их объективности и достоверности. Однако как отмечают ряд ученых и юристов, часто при производстве экспертизы анализ смысла исследуемых высказываний подменяется приведением цитат и мнений эксперта, не имеющих научного обоснования.[271] Иногда заключения экспертов скорее напоминают критические статьи, что в дальнейшем приводит к утрате ими доказательственного значения по делу. Так, в ходе судебных слушаний по делу о признании экстремистским материалом канонического текста кришнаитов, состоявшихся в августе 2011 года, подготовленное учеными экспертное заключение было признано несостоятельным и ненаучным.

Рассмотрев особенности расследования преступлений экстремистской направленности, мы пришли к следующим выводам:

1) отсутствие четких формулировок постановки вопросов при назначении судебных экспертиз затрудняет расследование преступлений данной категории дел в связи, с чем предлагается разработка примерного перечня вопросов, которые должны быть поставлены следователем перед экспертом при назначении экспертизы;

2) в задачи следователя при расследовании преступлений данной категории дел должна входить надлежащая и полная оценка заключения эксперта, включающая проверку правильности составления заключения эксперта, его квалификации, соответствия ответов поставленным перед экспертом вопросам, научной обоснованности и аргументированности выводов;

3) предлагается разработать четкие критерии и методику производства судебных экспертиз для того, чтобы минимизировать ошибки и противоречия, допускаемые при проведении экспертиз.

Как мы видим, в правоприменительной деятельности правоохранительных органов возникает немало трудностей при расследовании преступлений экстремистской направленности. В связи с этим необходимо также совершенствовать профессиональную подготовку сотрудников правоохранительных органов по противодействию экстремизму, проводить семинары, разрабатывать методические рекомендации по расследованию преступлений экстремистской направленности, что позволит повысить эффективность раскрытия преступлений данной категории.

Список литературы:

1. Уголовный кодекс Российской Федерации от 13.06.1996 № 63-ФЗ (ред. от 21.10.2013) (с изм. и доп., вступающими в силу с 06.01.2012) // СПС КонсультантПлюс.

2. Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 28 июня 2011 № 11 «О судебной практике по уголовным делам о преступлениях экстремистской направленности».

3. Быков В.М. Постановление Пленума Верховного Суда РФ О судебной практике по уголовным делам о преступлениях экстремистской направленности: научный комментарий. СПС КонсультантПлюс.

4. Валеев А.Х., Самойлов А.Ю. Проблемы использования специальных знаний при расследовании преступлений экстремистской направленности. СПС КонсультантПлюс.

5. Генеральная Прокуратура РФ. Состояние преступности в России за январь-август 2013 г. С. 7.

6. Галяшина Е.И. Судебная экспертиза вербальных проявлений экстремизма: правовые и методические проблемы. СПС КонсультантПлюс.

7. Погодин И.В. Заключение эксперта – ключевое средство доказывания по делам экстремистской направленности. СПС КонсультантПлюс.

8. Подкатилина М.Л. Экспертные ошибки, допускаемые при производстве лингвистической экспертизы экстремистских материалов. СПС КонсультантПлюс.

Тришина Г.С.,

Студентка 5 курса Владивостокского филиала Дальневосточного юридического института МВД России

Научный руководитель: Овчинников Юрий Георгиевич,

доцент кафедры уголовного процесса

Владивостокского филиала Дальневосточного

юридического института МВД России


0772864041186864.html
0772948091387760.html
    PR.RU™