Read the following extract. Do you agree that a sound carries a certain emotional meaning?

Итак, рассмотрим природу и функционирование звуков в речи с точки зрения той дополнительной информации, которую они несут, и постараемся ближе присмотреться к их акустически-артикуляторным характеристикам, которые могут (хотя бы и потенциально) обеспе­чить такую информацию. Интересно в этой связи сделать небольшой обзор точек зрения на этот вопрос.

Обладает ли отдельно взятый звук своим содержанием? Сторонни­ки той точки зрения, что каждый звук имеет свое значение, вовсе не утверждают, что звук своим значением выражает определенное поня­тие, а только то, что звук способен выражать более или менее опреде­ленно настроение, чувство, эмоциональное состояние говорящего или пишущего. Существует мнение, что определенные звуки, постав­ленные в определенные условия, имеют способность вызывать желае­мый эмоциональный эффект. Иными словами, отдельные звуки язы­ка могут, если они соответствующим образом организованы, заклю­чать в себе какую-то дополнительную информацию.

Нельзя не согласиться с С.Ульманом, что лишь повышенная чувствительность к звуковой мотивации может привести к почти мистической уверенности в том, что между звуком и значением есть скрытая связь. Такой повышенной чувствительностью обладают обычно поэты. А. Поп утверждал даже, что смысл должен быть эхом звука. Лингвисты же подходят к этой проблеме значительно более осторожно. Так, Ж. Вандриес наделяет звуки не значением, не смыслом, а выразительностью. «Различные звуки и их различные сочетания обладают различной выразительной силой. В этом тайна образования звукоподражаний»...

...В каждом языке, в зависимости от характера артикуляции звука, за ним закрепляется более или менее определенный круг возможной информации. В английском языке глухой фрикативный губно-зубной [f] часто служит для изображения шелеста:

And fans turn into falchions in fair hands (Byron)... Известный венгерский лингвист И. Фонадь приводит интересные наблюдения над употреблением звуков [к, т, р, л, м] в стихах Гюго, Вердена, Петефи, Рюккерта в двух типах поэтических произведений, которые он условно называет «стихотворения нежные» и «стихотворе­ния агрессивные». Автор обобщил свои наблюдения в таблице, где по­казана соотносительная частотность употребления этих звуков у раз­ных поэтов, в разных языках.

О звуковом символизме писалось много. С. Ульман приводит данные из многих языков, в котором звук [i] символически выражает значение «маленький». Правда, этот звук встречается и в словах-антонимах (big — «большой, великий» и др.). Однако статистическое описание, которого звуковой символизм еще ждет, очевидно, покажет, что превалирующим символически обобщенным значением этого гласного будет — «маленький, радостный, восторженный» и пр. Ульман доказывает далее, что «последовательность боковых сонантов обычно используется для того, чтобы вызвать ощущение нежного, мягкого».

Интересны замечания У. Вейнрейха, который также видит в зву­ках возможность передавать определенную информацию. Он назы­вает ее гиперсемантизацией: «..звуковая сторона знака приобретает независимую символическую значимость («импрессионистичес­кую» — звукоподражательную — или «экспрессионистическую», т. е. синэстетическую). А. Блумфилъд отмечает, например, что английский язык особенно богат символическими формами и что говорящему кажется, что звуки здесь особенно соответствуют содержанию, и приводит примеры, которые непосредственно вызывают образное представление о понятии, как, например: flip — щелкать, flap — хлопать, flop — umenambflitter — порхать, flimmer — трепетать, flicker—мерцать, flutter —развеваться, flash — сверкать и др. В приведенных примерах обращает на себя внимание сочетание [fl], в котором, как нам кажется, заложены какие-то качества, способные передавать дополнительную информацию образным представлением.

Некоторые исследователи идут так далеко, что закрепляют за определенными звуками и их комбинациями такие же обобщенные значения, которые присущи морфемам. Такая гипертрофия идеи звукового символизма, конечно, сугубо импрессионистическая и вряд ли может выдержать экспериментальную проверку.

Проведенные в ряде языков исследования показали, что сонорные [л] и [м] будут реже встречаться в «агрессивной» поэзии, чем в «неж­ной»... поэзии, и что звуки [к], [т], [р] по характеру их артикуляции бу­дут превалировать в «агрессивной» поэзии по сравнению с «нежной»...

Информация, которая получается в результате анализа звуковой организации высказывания, значительно обогащает его смысловое содержание. В ряде случаев такая информация может быть более ценной, чем само смысловое содержание.

Гальперин И. Ф. Информативность единиц языка. М., 1974, С. 40-62.



0773783460093368.html
0773831509460098.html
    PR.RU™